?

Log in

No account? Create an account
 

Кровавый триумф Восходящего Солнца - глава 16 - Микробы и миллиметры - =AMAGNUM_LJ=

About Кровавый триумф Восходящего Солнца - глава 16 - Микробы и миллиметры

Previous Entry Кровавый триумф Восходящего Солнца - глава 16 - Микробы и миллиметры Nov. 4th, 2013 @ 06:58 pm Next Entry
Глава 16 - Микробы и миллиметры -



"В бедствиях закаляет Господь сталь Расы. Продолжим наш путь".

Пол Андерсон, "Игра Империи".

* * * * *

Последовавшие часы плохо - если вообще - описывались словами человеческих языков. Это все больше и больше напоминало то печальное путешествие из Маленькой Исландии в Скоттенбург или бегство из Красного Египта, с той разницей, что на сей раз все было гораздо хуже. В те прошлые разы Джеймса Хеллборна не ранили в голову. Человек, тяжело раненый в голову, очень быстро перестает отвечать за свои действия и начинает принимать неверные решения - как правило. Джеймс Хеллборн не стал исключением из правил, в чем очень быстро убедился на своем опыте. Нет, западный маршрут был плохой идеей, понял он, когда наткнулся на первого пингвина. Первого из многих. Чем дальше, тем хуже. За пингвинами последовали верблюдонты, титанисы и броненосцы. Это что касается животного мира. Иногда он натыкался на людей - как правило мертвых или равнодушных к его страданиям и ведущих себя так, как будто никакого Джеймса Хеллборна не существует. Жалкий остаток здравого смысла подсказывал ему, что все эти индоокеанцы, доминацисты или пинтайские мятежники являются плодом горячечного бреда и больного - в самом буквальном смысле больного воображения. Их просто не могло здесь быть, ведь Желтая Императрица разбила все зеркала. Или нет? Время от времени Хеллборну казалось, что он слышит голоса других людей -- он спешил укрыться в джунглях, если слышал кхмерские слова, и спешил им навстречу, если слышал слова из европейских языков. Напрасно. Голоса как будто принадлежали невидимкам или призракам. Люди - реальные люди - как будто избегали его. Как и титанисы - в кои-то веки! Тогда как пингвины охотно с ним разговаривали, приглашали отобедать, жаловались на падение фондовой биржи и делились планами на будущее, среди которых особенно выделялись колонизация Сахары и покорение Вселенной. На каком-то этапе Джеймс окончательно убедился, что пингвины в Сахаре - не такая уж и плохая идея. В отличие от западного маршрута. Что же касается вселенной, то здесь он не мог прийти к однозначному выводу.

Потом ударил недолгожданный тропический ливень. Джунгли, зима, сезон дождей. Капли больно барабанили по голове, пришлось искать укрытие. Потом снова и снова. Но пингвины не желали оставлять его в покое. Мерзкие, подлые твари.

В один прекрасный момент пингвины неожиданно рассеялись. Очевидно, их напугал очередной отряд вооруженных людей, движущийся навстречу. Наученный горьким опытом, Хеллборн уже собирался было пройти мимо, не обращая на этих людей никакого внимания, но люди в кои-то веки обратили внимание на него. Нет, они ему ни слова не сказали. Просто как-то напряглись, подобрались и, само собой, подняли оружие на уровень плеч и глаз.

Неужели не призраки? Как хорошо было в прежние времена, в расстроенных чувствах заметил Хеллборн, с этой стороны красивые красные мундиры, с той стороны - красивые голубые мундиры, сразу видно, где друг, а где враг. Не то что теперь - грязный камуфляж, грязные лица, какие-то москитные сетки, дьявол их разберет - то ли белые, то ли негры. Эти люди могут быть кем угодно. Стоит ли с ними вообще разговаривать? На каком языке? Или подождать, пока они первыми заговорят? Нет, ждать больше нельзя. Силы практически на исходе. Пингвины выпили у него последние жизненные соки. Придется рискнуть.

- Aidez-Moi, - пробормотал Джеймс. - Помогите мне...

Эти слова отняли у него последние силы, а потом его снова окружили пингвины, титанисы, доминацисты и другие волшебные чудовища.

К счастью, не только чудовища. Когда он открыл глаза в следующий раз, то увидел склонившееся над ним лицо ангела. Можно даже сказать, ангелочка. "Так и должно быть", - удовлетворенно подумал Джеймс. - "Я столько страдал в прошлой жизни - прошлых жизнях, что непременно должен был попасть в рай! Или даже быть взят живым на небо - за свои многочисленные подвиги..."

Очередное пробуждение было гораздо более осмысленным и связанным с действительностью. Внутренний голос подсказывал Джеймсу, что в этом можно не сомневаться.

Тростник над головой. Кровать средней грубости. Некое подобие армейского одеяла. Слишком много солнечного света и влажного воздуха. Полевой госпиталь в тех же самых джунглях. Допустим. Могло быть хуже. Голова все еще болит, но боль уже не такая острая и всеохватывающая. Можно сказать, это отступающая боль. А плотная и при этом прохладная повязка гарантирует, что боль не вернется. Интересно, из чего они соорудили подушку? Затылок как будто висит в воздухе... Хеллборн не успел обдумать эту ситуацию.

- Вижу, вы очнулись, - незнакомец говорил по-английски. - Продолжайте лежать, не вздумайте подниматься. Вы можете говорить? Как вы себя чувствуете?

"Слишком много вопросов для первого раза. Надо бы и мне задать несколько".

- Где я? - не сразу разлепил губы Хеллборн. Осторожно откашлялся и повторил: - Где я?

- Вы среди друзей, мистер Хеллборн, - говоривший наконец-то появился в поле зрения. - Вы в полной безопасности.

О-о.

Собеседнику на первый взгляд было далеко за 50. Очки в золотой оправе и хлопчатобумажная униформа неопределенного цвета и национальной принадлежности. Почти лысый и одновременно совсем седой. Впалые щеки, толстые губы, нос с горбинкой... странное сочетание, немного пугающее и демоническое.

- Вы в полной безопасности, мистер Хеллборн, - повторил незнакомец. - Прошу прощения, я не представился. Доктор Штайнер, капитан медицинской службы, французский иностранный легион. Можете называть меня просто Даниэль.

"Как скажешь, Даниэль. Если это твое настоящее имя. Интересно, откуда ты знаешь мое? Впрочем, ничего удивительного. Интересно другое - о чем я еще успел проболтаться, пока бредил?"

- Вам повезло, - продолжал доктор. - Конечно, я говорю это всем своим пациентам, но вам очень повезло. С таким ранением вы ухитрились пройти не менее сотни километров, прежде чем наткнулись на наш патруль. Вы очень живучий и очень везучий человек, Джеймс - вы не станете возражать, если я буду звать вас по имени?

"Черт с ним, притворяться нет смысла".

- Откуда вы знаете... откуда вы знаете мое имя? - только со второй попытки Хеллборн смог завершить столь длинное для его пострадавшего тела предложение.

- Одну секунду, Джеймс. Полковник! Полковник, подойдите сюда! Он пришел себя.

"Полковник? Я знаю слишком много полковников. Стоило забраться так далеко в Индокитай, чтобы наткнуться на знакомого полковника. Неужели белголландцы? К чему тогда весь этот маскарад?"

- Доброе утро, мистер Хеллборн, - на лицо Джеймса упала гигантская тень. - Вы меня помните?

Мудрено забыть. Такие гиганты среди вьетнамцев не каждый день встречаются.

- Майор Транг... Прошу прощения, полковник Транг? Давно не виделись, - заметил Хеллборн.

Старина Транг, майор Транг, из 11-го полка Аннамских туземных стрелков, адепт секты Каодай, один из членов Офицерского клуба "Форт-Альянс". Впрочем, это ни о чем не говорит. Далеко не все вьетнамцы сохранили преданность делу союзников. Интересно, кому он сегодня служит? "Свободной Франции" или марионеточному императору Бао Даю?

- Я вас сразу узнал, - продолжал аннамский стрелок. - Удивительная встреча! Понимаю, вы не должны мне объяснять, что делаете в этих краях. Но это сейчас и неважно. Доктор говорит, что вы обязательно поправитесь. Отдыхайте и набирайтесь сил. Потом придумаем, как вернуть вас домой.

- Спасибо, мистер Транг, - пробормотал Джеймс. - Мне и в самом деле не помешает небольшой отдых...

Хеллборн сам не заметил, как снова заснул. Во сне -- или это был не сон? -- он снова видел ангела.

- Вы помните, что с вами произошло? - спросил доктор Штайнер на следующее утро. - Вот, мы приготовили для вас завтрак.

"Мы приготовили"? Что он имеет в виду? Или просто оговорился?"

- Меня ударили кастетом по голове. Отрезали ухо, - поморщился Джеймс. - И бросили в реку. Крокодилы мной побрезговали и...

- Постойте, - перебил его заметно удивленный француз. - Кастетом? С чего вы взяли?

- А что же еще? Небольшой блестящий металлический предмет, зажатый в кулаке моего палача-неудачника, - поведал Хеллборн. - Потом резкий удар - и тьма. Очнулся я только через несколько часов, после чего...

- Это не кастет был, - авторитетно заявил Штайнер. - В вас стреляли, мистер Хеллборн. Вам выстрелили прямо в затылок.

- Стреля... - Джеймс запнулся. - О чем вы, Даниэль?

- В вас стреляли, - спокойно повторил доктор. - Подождите одну минуту. Я не мог не сохранить пулю. Где же я ее положил... ага, вот она. - Штайнер протянул Хеллборну маленький пузырек из-под какого-то лекарства. Теперь в нем покоился крошечный сплющенный кусочек свинца и латуни... или это медный сплав?

- Когда ваше состояние улучшится, я расскажу вам больше, - продолжал доктор. - Нарисую предполагаемую траекторию и все такое. Это не к спеху. Вот, между прочим, я одолжил его у одного из наших легионеров. - Штайнер отобрал у Хеллборна пузырек с пулей и протянул ему нечто другое. - Вот из этого пистолета в вас стреляли.

- Из... из... - слова застряли у Джеймса в глотке, и он не сразу протолкнул их наружу. - Из этого самого?! Он... он принадлежал убийце?!

- Прошу прощения, если был неправильно понят, - смутился доктор. - Нет, вряд ли он принадлежал убийце. Наш солдат отобрал его у таиландского офицера несколько месяцев назад. Это другой пистолет. В смысле, той же системы, но другой экземпляр.

Хеллборн покрутил пистолетик в руках.

- Что это? У меня глаза устали, не могу прочитать...

- Все в порядке, это со временем пройдет, - успокоил его Штайнер. - Я имею в виду ваши глаза. Это белголландский "Клеман" 1903 года, калибр 5 миллиметров. Офицерский пистолет таиландской армии. Вот здесь, на рукоятке - эмблема сиамского королевского дома. Пять миллиметров, - повторил доктор. - Звучит несерьезно только на первый взгляд. Пуля в оболочке, в упор, в затылок -- она могла легко убить вас. Также как легко, как сорок пятый или сорок шестой калибр. Но вам повезло трижды. У вас очень прочный череп, мистер Хеллборн.

"Кому ты об этом рассказываешь?!"

- ...Как я понимаю, убийца держал оружие под очень замысловатым углом...

"Да, - вспомнил Джеймс. - Пистолет в левой руке, он должен был стрелять навскидку, при этом подонок Сар стоял рядом со мной..."

- И последняя, может быть самая важная деталь, - добавил Штайнер. - Как стало известно нашей разведке, таиландцы сплавили своим младшим союзникам великое множество боеприпасов с истекшим сроком годности. Отсыревшие патроны, которые хранились в ненадлежащих условиях, и все такое прочее. Вы меня понимаете? Похоже, это был один из таких патронов.

Пять миллиметров. В него уже стреляли из "лилипута" калибра 4.25, потом из пистолета, заряженного холостым патроном.... Теперь пять миллиметров, пусть даже отсыревший. Ставки повышаются.

- Не каждый день встретишь доктора, который так хорошо разбирается в оружии, - пробормотал Джеймс.

"Если это не маскарад".

- Я просто обязан в нем разбираться, - пожал плечами Штайнер. - Я - врач, пистолет - болезнь, пули - микробы или вирусы. Плохим бы я был врачом, если бы не разбирался в болезнях, с которыми мне приходится регулярно бороться!

- Я не то хотел сказать, Даниэль, - заметил Хеллборн. - Калибр - ладно. Но все эти детали - вроде 1903 года, сиамская королевская печать... не до такой же степени.

- Ничего не поделаешь, - развел руками военный врач. - Я не могу здесь читать свежие медицинские журналы. Приходится читать всякую ерунду, вроде надписей на пистолетных затворах. Ладно, хватит на сегодня. Вы должны отдыхать.

- Постойте, доктор... - Джеймс замялся. - Скажите... сюда случайно не заходила девушка?

- Мистер Хеллборн! - Штайнер укоризненно покачал головой. - Вы только что пришли в себя и еще не оправились после такого тяжелого ранения, и вот уже...

- Даниэль, - нахмурился альбионец. - Давайте опустим эту часть разговора. Просто ответьте на мой вопрос. У меня было и так слишком много галлюцинаций в последние дни. Мне надо знать, что я на самом деле видел. Четкое понимание фактов -- где сон, а где реальность -- только ускорит мое выздоровление!

- Не могу не согласиться, - хитро улыбнулся доктор. - Да, к вам действительно заходит девушка -- она меняет ваши повязки, поправляет подушку, делает уколы, и так далее. Наша медсестра, ее зовут Катя.

- Катя?! - удивился Джеймс. - Русская? Здесь?!

- Нет, она англичанка, из Индии, - уточнил Штайнер. - Просто ее индийское имя не каждый может выговорить. Вот мы и зовем ее Катей. Она не возражает. Но довольно! У вас еще будет время с ней познакомиться. А сейчас вы должны отдыхать. Спать, мистер Хеллборн, немедленно спать!

Спать так спать.

Уснуть и видеть сны... Нет, не самая удачная цитата. Он ведь собирается проснуться.

С другой стороны -- нельзя же все время цитировать пистолетные затворы!

=ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ=
Leave a comment
[User Picture Icon]
From:sohryu_l
Date:November 4th, 2013 06:56 pm (UTC)
(Link)
Везет же Хеллборну на игрушечные калибры.

Вернее, это вселенной Хеллборниады (мультивселенной?) на них везет.
[User Picture Icon]
From:amagnum
Date:November 5th, 2013 12:10 am (UTC)
(Link)
Это у него карма такая.

По вселенной в целом не согласен. Один ствол ГГ чего стоит!
[User Picture Icon]
From:rositsa
Date:November 5th, 2013 03:58 pm (UTC)

Россия не реагирует на требования к Сербии

(Link)
На территории Сербии и Македонии в Османское время жило довольно, много мусульман, города были преимущественно мусульманские и при образовании Сербского государства и передвижения границы на юг и тупо изгоняли насильственно.

Коллега мушат путает албанцев и мусульман, а ведь это не совпаадющие подмножества. Те мусульмане, которых сербы изгоняли в XIX в. - это турки или потурченцы. До населённых албанцами земель они добрались только в 1912... а тут и Вторая балканская, и Турция внезапно становится союзником Сербии, и тут уж как-то неудобно изгонять их. А потом начинается ПМВ...
В общем, аналогия не канает.

«Насколько я понимаю, до Балканских войн там в основном жили албанцы. Затем, в 1913-1941 туда переселилось много сербов. В 1941-44 Косово было в составе Албании. После войны Тито просто оставил на месте переселившихся в 1941-44 албанцев и запретил возвращаться сербам. Так что там все зело непросто».
Исторически это сербская территория, колыбель сербской государственности. Однако в связи с проводившейся на занятых турками территориях исламизацией с конца XVII века шло переселение сербов на север. Несколько позже, на рубеже XVIII-XIX вв. восстания в Албании вынудили бежать оттуда многих местных. К середине XIX века в Косово доли сербского и албанского населения были примерно равными, ко времени Балканских войн - албанцев было почти втрое больше. Однако ни правительственного геноцида, ни массовых самочинных выступлений не было. Поощряли эмиграцию албанцев в Турцию и переселение туда сербов. Но такого рода мер, которые можно было бы использовать, как предлог для «гуманитарной интервенции», не было. (Геноцид был много позже, когда Косово присоединили к Великой Албании, но резали как раз сербов).

Всё так. Разве что следует упомянуть, что у албанцев конфисковывали земли и отдавали сербам. Но это уже в КСХС-Югославии.

А с чего sanitareugen ляпнул насчёт «Насколько я понимаю, массовое переселение албанцев в Косово и Метохию это уже при Тито» - нипанимаю.
(Leave a comment)
Top of Page Powered by LiveJournal.com